Наряду с Прагой чешской и Прагой туристической

Наряду с Прагой чешской и Прагой туристической существует еще и третья Прага, город разных национальных общин. Самые многочисленные из них — вьетнамская, возникшая как наследие плановой трудовой миграции 1980-х, и украинская, с недавних пор и по понятным причинам далеко не во всем конгруэнтная с русской. Советское прошлое уже не так прочно объединяет выходцев из разных союзных республик, но они все еще отовариваются квасом и пельменями в одних и тех же магазинах «Ласточка» и «Теремок», встречаются на концертах Дениса Мацуева, «Океана Эльзи» и Григория Лепса, посещают одни и те же фитнес-центры. Прага слывет городом недорогой эмиграции, и только в последние годы законы Евросоюза хоть как-
то упорядочили приток свежей крови из-за восточной границы. Многие представители русскоязычной диаспоры предпочитают селиться компактно, в районе окраинной станции метро «Нове-Бутовице», откуда не увидать Лаврентьевой горы. Многие привозят с собой кусочки родины — клуб бардовской песни, союз русскоязычных писателей или православную воскресную школу.

Ничего страшного в этом нет: со времен анархиста Михаила Бакунина, продвигавшего здесь идею политического единения братских народов, со времен Марины Цветаевой, воспевшей и рыцаря Брунсвика, и холм Петршин, мягкое славянофильство Праш впитывало что угодно. Наверное, переварит и эти новые явления русской природы.

Ярослав Сейферт утверждал: «Прага … царственней, чем Рим», и многие опытные путешественники под этим подпишутся без сомнений. Эта цитата— из поэмы «Одетая светом», рассказывающей о нетрезвых шатаниях зачарованного путника по весеннему городу. Сейферт — кстати, в 1984 году ставший единственным пока чешским лауреатом Нобелевской премии по литературе, — создал образ светящейся Праги, словно сотканной из лучей солнца. Поэму он сочинил во время нацистской оккупации, но у Сейферта его родной город предстает символом майского цветения, деревом с постоянно обновляющейся кроной. Тема весны — верный знак того, что Прага, вопреки всему, устоит и продлится.

Силы добра, получается, одолеют мрак. Конечно, пребывая в обычном настроении, в этом можно усомниться, но в первый майский день Прага не дает ни малейшего повода для пессимизма. Наобнимавшись на Лаврентьевой горе, влюбленные спускаются к берегу Влтавы — кормить уток и лебедей.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>